Art Gallery

Портал для творческих людей       OksanaS200974@mail.ru        Mail@shedevrs.ru

 

Поиск по сайту

Погода в Омске

Яндекс.Погода
Сейчас 153 гостей онлайн

купить картину

Яндекс.Метрика

Мы в контакте


История одного шедевра. Делакруа. «Свобода на баррикадах» PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

История одного шедевра

Эжен Делакруа. «Свобода на баррикадах»

 

В 1831 году в Парижском салоне французы впервые увидели картину Эжена Делакруа «Свобода на баррикадах», посвященную «трем славным дням» Июльской революции 1830 года. Мощью, демократизмом и смелостью художест­венного решения полотно произвело ошеломляю­щее впечатление на современников. По преданию, один добропорядочный буржуа воскликнул:

«Вы говорите — глава школы? Скажите лучше — глава мятежа!»

После закрытия салона правитель­ство, напуганное грозным и вдохновляющим при­зывом, исходящим от картины, поспешило вер­нуть ее автору. Во время революции 1848 года ее вновь поставили на всеобщее обозрение в Люксембургском дворце. И вновь вернули художнику. Лишь после того, как полотно экспонировалось на Всемирной выставке в Париже в 1855 году, оно попало в Лувр. Здесь хранится и поныне это одно из лучших созданий французского романтизма - вдохновенное свидетельство очевидца и вечный памятник борьбе народа за свою свободу.

Какой же художественный язык нашел молодой французский романтик, чтобы слить воедино эти два, казалось бы, противоположных начала - широкое, всеобъемлющее  обобщение и жестокую в своей обнаженности конкретную   реальность?

Э. Делакруа. Свобода на баррикадах. Масло. 1831.

...Париж знаменитых июльских дней 1830 го­да. Воздух, пропитанный сизым дымом и пылью. Прекрасный и величавый город, исчезающий в пороховом мареве. Вдалеке едва заметно, но гордо высятся башни собора Парижской богоматери - символа истории, культуры, духа французского народа.

Оттуда, из задымленного города, по развали­нам баррикад, по мертвым телам погибших то­варищей упрямо и решительно выступают вперед повстанцы. Каждый из них может умереть, но шаг восставших непоколебим — их воодушевляет воля к победе, к свободе.

Эта вдохновляющая сила воплощена в образе прекрасной молодой женщины, в страстном по­рыве зовущей за собой. Неиссякаемой энергией, вольной и юной стремительностью движения она подобна греческой богине победы Нике. Ее силь­ная фигура облачена в платье-хитон, лицо с идеальными чертами, с горящими глазами обра­щено к повстанцам. В одной руке она держит трехцветное знамя Франции, в другой — ружье. На голове фригийский колпак— древний символ освобождения от рабства. Ее шаг стремителен и легок — так ступают богини. Вместе с тем образ женщины реален — это дочь французского наро­да. Она направляющая сила движения группы на баррикадах. От нее, как от источника света и центра энергии, расходятся лучи, заряжающие жаждой и волей к победе. Находящиеся в непо­средственной близости к ней, каждый по-своему, выражают причастность к этому воодушевляю­щему и вдохновляющему призыву.

Справа мальчишка, парижский гамен, разма­хивающий пистолетами. Он ближе всех к Свобо­де и как бы зажжен ее энтузиазмом и радостью вольного порыва. В стремительном, по-мальчи­шески нетерпеливом движении он даже чуть опережает свою вдохновительницу. Это предшествен­ник легендарного Гавроша, двадцать лет спустя изображенного Виктором Гюго в романе «Отвер­женные»:

«Гаврош, полный вдохновения, сияю­щий, взял на себя задачу пустить все дело в ход. Он сновал взад и вперед, поднимался вверх, опус­кался вниз, снова поднимался, шумел, сверкал радостью. Казалось бы, он явился сюда для того, чтобы всех подбадривать. Была ли у него для этого какая-нибудь побудительная причина? Да, конечно, его нищета. Были ли у него крылья? Да, конечно, его веселость. Это был какой-то вихрь. Он как бы наполнял собою воздух, присутствуя одновременно повсюду... Огромные баррикады чувствовали его на своем хребте».

Гаврош в картине Делакруа — олицетворение юности, «прекрасного порыва», радостного прия­тия светлой идеи Свободы. Два образа — Гавроша и Свободы — как бы дополняют друг друга: один — огонь, другой — зажженный от него факел. Генрих Гейне рассказывал, какой живой от­клик вызвала у парижан фигура Гавроша.

«Черт возьми! — воскликнул какой-то бакалейный тор­говец.— Эти мальчишки бились, как вели­каны!»

Слева студент с ружьем. Прежде в нем видели автопортрет художника. Этот повстанец не столь стремителен, как Гаврош. Его движение более сдержанно, более сконцентрированно, осмыслен­но. Руки уверенно сжимают ствол ружья, лицо выражает мужество, твердую решимость стоять до конца. Это глубоко трагический образ. Студент сознает неизбежность потерь, которые понесут повстанцы, но жертвы его не пугают — воля к свободе сильнее. За ним выступает столь же от­важно и решительно настроенный рабочий с саблей.

У ног Свободы раненый. Он с трудом приподнимается, чтобы еще раз взглянуть вверх, на Свободу, увидеть и всем сердцем ощутить то пре­красное, за что он погибает. Эта фигура вносит остродраматичное начало в звучание полотна Де­лакруа. Если образы Свободы, Гавроша, студента, рабочего — почти символы, воплощение непре­клонной воли борцов свободы — вдохновляют и призывают зрителя, то раненый взывает к состра­данию. Человек прощается со Свободой, проща­ется с жизнью. Он весь еще порыв, движение, но уже угасающий порыв.

Его фигура переходная. Взгляд зрителя, до сих пор завороженный и увлеченный революционной решимостью восставших, опускается вниз, к под­ножию баррикады, покрытому телами славных по­гибших солдат. Смерть представлена художником во всей оголенности и очевидности факта. Мы видим посиневшие лица мертвецов, их обнажив­шиеся тела: борьба беспощадна, и смерть — та­кой же неизбежный спутник восставших, как и прекрасная вдохновительница Свобода.

Но не совсем такой же! От страшного зрелища у нижнего края картины мы вновь поднимаем свой взгляд и видим юную прекрасную фигуру - нет! жизнь побеждает! Идея свободы, воплощен­ная столь зримо и ощутимо, настолько устремле­на в будущее, что смерть во имя ее не страш­на.

Картина написана 32-летним художником, который был полон сил, энергии, жаждой жить и творить. Молодой живописец, прошедший школу в мастерской Герена, ученика знаменито­го Давида, искал собственные пути в искусстве. Постепенно он становится главой нового направления — романтизма, пришедшего на смену ста­рому — классицизму. В отличие от предшествен­ников, строивших живопись на рациональных основах, Делакруа стремился взывать прежде всего к сердцу. По его мнению, живопись должна потрясать чувства человека, целиком захватывать его той страстью, которая владеет художником. На этом пути Делакруа вырабатывает свое твор­ческое кредо. Он копирует Рубенса, увлекается Тернером, близок к Жерико, любимым колорис­том французского мастера становится Тинторетто. Приехавший во Францию английский театр увлек его постановками трагедий Шекспира. Од­ним из любимых поэтов стал Байрон. Из этих увлечений и привязанностей складывался об­разный мир картин Делакруа. Он обращался к историческим темам, сюжетам, почерпнутым из произведений Шекспира и Байрона. Его вообра­жение волновал Восток.

Но вот в дневнике появляется фраза:

«Почувст­вовал в себе желание писать на современные сю­жеты».

Делакруа заявляет и более определенно:

«Хочется писать на сюжеты революции».

Однако окружающая романтически настроенного худож­ника тусклая и вялая действительность не давала достойного материала.

И вдруг в эту серую обыденность как вихрь, как ураган врывается революция. Весь Париж покрылся баррикадами и в течение трех дней на­всегда смел династию Бурбонов. «Священные дни Июля! — восклицал Генрих Гейне.— Как прекрасно было солнце, как велик был народ париж­ский!»

5 октября 1830 года Делакруа, очевидец рево­люции, пишет брату:

«Я приступил к картине на современный сюжет— «Баррикады». Если я не сражался за свое отечество, то по крайней мере буду делать живопись в его честь».

Так возник замысел. Вначале Делакруа заду­мал изобразить конкретный эпизод революции, например «Смерть д'Арколя», героя, павшего при захвате ратуши. Но художник очень скоро отка­зался от такого решения. Он ищет обобщающий образ, который воплотил бы в себе высший смысл происходящего. В поэме Огюста Барбье он нахо­дит аллегорию Свободы в виде «...сильной жен­щины с могучей грудью, с хриплым голосом, с огнем в глазах...». Но не только поэма Барбье натолкнула художника на создание образа Сво­боды. Ему было известно, как яростно и само­отверженно боролись француженки на баррика­дах. Современники вспоминали:

«И женщины, прежде всего женщины из простонародья — раз­горяченные, возбужденные — воодушевляли, по­ощряли, ожесточали своих братьев, мужей и де­тей. Они помогали раненым под пулями и кар­течью или бросались на своих врагов, как львицы».

Делакруа, вероятно, знал и об отважной девушке, захватившей одну из пушек неприятеля. Потом ее, увенчанную лавровым венком, с триумфом несли в кресле по улицам Парижа под приветствен­ные крики народа. Так уже сама действительность давала готовые символы.

Делакруа оставалось лишь художественно ос­мыслить их. После продолжительных поисков наконец выкристаллизовался сюжет картины: ве­личественная фигура ведет за собой неудержимый поток людей. Художник изображает лишь неболь­шую группу повстанцев, живых и погибших. Но защитники баррикады кажутся необычайно мно­гочисленными. Композиция строится так, что группа сражающихся не ограничена, не замкнута в себе. Она лишь часть нескончаемой лавины лю­дей. Художник дает как бы фрагмент группы: рама картины обрезает фигуры слева, справа, снизу.

Обычно цвет в произведениях Делакруа приоб­ретает остроэмоциональное звучание, играет до­минирующую роль в создании драматического эффекта. Краски, то бушующие, то затухающие, приглушенные, создают напряженную атмосферу. В «Свободе на баррикадах» Делакруа отходит от этого принципа. Очень точно, безошибочно выби­рая краску, накладывая ее широкими мазками, художник передает атмосферу боя.

Но колористическая гамма сдержанна. Дела­круа заостряет внимание на рельефной модели­ровке формы. Этого требовало образное решение картины. Ведь, изображая конкретное вчерашнее событие, художник создавал и памятник этому событию. Поэтому фигуры почти скульптурны. Поэтому каждый персонаж, являясь частью еди­ного целого картины, составляет и нечто замкну­тое в себе, представляет собою символ, отливший­ся в завершенную форму. Поэтому цвет не только эмоционально воздействует на чувства зрителя, но несет и символическую нагрузку. В коричнево-сером пространстве то здесь, то там вспыхивает торжественное трезвучие красного, синего, бело­го — цветов знамени французской революции 1789 года. Неоднократное повторение этих цветов поддерживает мощный аккорд трехцветного фла­га, реющего над баррикадами.

Картина Делакруа «Свобода на баррикадах» - сложное, грандиозное по своему размаху произ­ведение. Здесь сочетаются достоверность непо­средственно увиденного факта и символичность образов; реализм, доходящий до брутального на­турализма, и идеальная красота; грубое, страш­ное — и возвышенное, чистое. Недаром многие критики, даже доброжелательно настроенные по отношению к Делакруа, были шокирова­ны новизной и смелостью картины, немыслимыми для того времени. И недаром позже французы назвали ее «Марсельезой» в живописи.

Являясь одним из лучших созданий и порожде­ний французского романтизма, полотно Делакруа остается уникальным по своему художественному содержанию. «Свобода на баррикадах» — един­ственное произведение, в котором романтизм с его вечной тягой к величественному и героичес­кому, с его недоверием к действительности обра­тился к этой действительности, был ею вдохнов­лен и обрел в ней высший художественный смысл. Но, отвечая на зов конкретного события, внезап­но изменившего привычное течение жизни целого поколения, Делакруа выходит за его пределы. В процессе работы над картиной он дает волю свое­му воображению, отметает все конкретное, пре­ходящее, единичное, что может дать реальность, и преображает ее творческой энергией.

Это полотно доносит до нас горячее дыхание июльских дней 1830 года, стремительного рево­люционного взлета французской нации и являет­ся совершенным художественным воплощением прекрасной идеи борьбы народа за свою сво­боду.

Е. ВАРЛАМОВА

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Использование материалов сайта "Шедевры Омска", только при наличии активной ссылки на сайт!!!

© 2011/2017 - Шедевры Омска. Все права защищены.